Как это работает: люди, которые различают запахи так же хорошо, как цвета

Марина Левичева

О чем мы думаем, когда пытаемся обрисовать запах? В главном, о каких-либо определенных вещах либо событиях. Книжки пахнут подсохшей травкой и счастьем, копченый сыр — дымом и соленым морем, детские игрушки — пылью и сладостью вперемешку. И самое увлекательное, что для всякого из нас в случае 1-го и такого же аромата ассоциативный ряд будет различным.

Вот почему ученые (во всяком случае, западные) длительное время отторгали запахи в качестве объекта для исследования, квалифицируя их как “трансцендентные” и “сложные для восприятия”. Нейробиологи подразумевают, что барьер описания тех либо других запахов находится снутри нас, впрямую связанный с нашим мозгом (Мозг определяется как физическая и биологическая материя, содержащаяся в пределах черепа и ответственная за основные электрохимические нейронные процессы).

Но языковеды Николь Круспе (Nicole Kruspe) из Лундского института (Lund University) и Асифа Маджид (Asifa Majid) из Института психолингвистики Макса Планка (Max Planck Institute for Psycholinguistics) в Нидерландах никогда не были стопроцентно согласны с сиим утверждением. В один прекрасный момент они пошевелили мозгами: если это правильно для западной культуры и людей, говорящих на определенных языках, означает ли, что утверждение универсально и быть может применимо для людского опыта совершенно? Ответ на этот вопросец они пробовали получить, изучая культуру охотников и собирателей из Азии, где люди по другому относятся к запахам.

Опосля длительных поисков, пишет The Washington Post, Круспе и Маджид нашли, что люди, которые молвят на языке джахаи (Jahai), различают и, что важно, обрисовывают запахи так же просто, как мы поступаем с цветами. В европейских и неких остальных языках запахи в главном описываются исходя из убеждений их источника (сырой, пряный, горьковатый, сладкий), в то время как цветам даются абстрактные наименования. В случае с джахаи таковая абстрактность присуща не только лишь обозначению цветов, да и обозначению запахов.

В попытках разъяснить, почему это происходит, исследователи провели несколько тестов с ролью охотников и собирателей, говорящих на джахаи, и еще 2-ух народностей Малайского полуострова. Вообщем, еще ранее ученые представили, что простота в идентификации запахов, присущая джахаи, быть может связана с тем, что у их отсутствует письменный язык, а как следует, устной речи уделяется максимум внимания.

Анализ данных, приобретенных на тестах, дозволил гласить о том, что охотники управляются с задачей описания запахов лучше, чем те же сборщики. Так что, полностью возможно, решение загадки следует находить в “проф среде” человека. О чем речь идет: разумеется, что жизнь в тропических лесах диктует свои условия, и умение стремительно и емко именовать запах может иметь решающее значение для выживания.

“Запах тигриной мочи точно был для их кое-чем приметным”, — подтверждают свои выводы Круспе и Маджид. Непременно, исследование, опубликованное в Current Biology, не исключает таковых причин, как окружающая среда и биология. Но оно достаточно ясно гласит о том, что культурные переживания диспропорционально влияют на способность различать и обозначать запахи.

Как это работает: люди, которые различают запахи так же хорошо, как цвета